Уже давно я запланировала подобный материал, потому как интерес к работе за рубежом и этим самым аппатьюнитиз, которые предстают перед молодыми профессионалами в Америке, необычайно высок, особенно на фоне кризиса. В возрасте от 26 до 37 лет, я бы сказала, появляется такой временной портал, когда вы уже выросли из ассистента, появился опыт, определённые наработки и репутация, и вместе с тем сформировались претензии к жизни и критерий её качества для себя названы. Живя здесь, в Америке, у меня есть редкая возможность поделиться с вами своим опытом или опытом близких мне людей и передать их точку зрения, открыть какие-то преимущества-недостатки, которые, возможно, не сразу видны с расстояния в 5000 миль, отделяющих Нью-Йорк от моей родины.

Несколько месяцев назад на вечеринке в Нью-Джерси я познакомилась с киевлянками, работающими в компании «PricewaterhouseCoopers» (PwC) в Нью-Йорке. По опыту знаю, что люди не финансовых специальностей меньше знакомы с этой аббревиатурой, поэтому немножечко представлю их. Значит, это международная сеть компаний, предлагающих профессиональные услуги в области консалтинга и аудита. Компания существует на протяжении 160 лет и входит в так называемую большую четвёрку аудиторских компаний. Насчитывает около 770 офисов в 158 странах мира. В 2006 году, к примеру, 425 компаний из мирового рейтинга корпораций FT Global 500 были клиентами PwC. В США Компания является третьей в стране частной организацией по объёму выручки. Примечательно также, что PwC входит в рейтинг 100 лучших работодателей США, который каждый год публикует Fortune. Так это или нет я отправилась узнавать из первоисточника и позвонила старшему аудитору PwC Нью-Йорк Лидии Новосад.

— Лида, я думала о том, что каждому начинающему специалисту нужен наставник, человек, который поможет принять стратегически правильные карьерные решения, потому что формула «работай хорошо» — да, но есть ведь ещё много деталей, которые не видны невооруженным глазом. Только пройдя определённый путь, можно сказать, где правильно сделал, а где — промахнулся. Мне хотелось сделать такой материал для людей, которые точно так же, как и мы с тобой, выбрали в своё время финансовую специальность. Расскажи, пожалуйста, с чего ты начинала строить карьеру и как в итоге оказалась на 30-ом этаже в красивенном офисе с видом на Нью-Йорк?

— Я закончила Киевский национальный экономический университет (далее КНЭУ или Нархоз) в 2009 году, училась на факультете международной экономики. КНЭУ на тот момент активно рекрутировала «Большая четверка»: KPMG, Deloitte, Ernst&Young и PwC. Они приходили к нам, рассказывали, как у них хорошо. Мне были интересны инвестбанки, но у нас в стране получить работу, не имея опыта, было очень сложно, поэтому выбора особо не было. «Большая четверка» принимала выпускников без опыта работы и набирала Нархоз, который в их рейтинге занимает почётное место и считается хорошим ВУЗ-ом.

— Это соответствует действительности по твоим оценкам? Нархоз — хороший ВУЗ?

— Я тебе так скажу: Нархоз по сравнению с другими ВУЗ-ами экономических специальностей Украины – это хороший ВУЗ. Могилянка (прим. Киевский Университет «Киево-Могилянская Академия»), к примеру, отличный ВУЗ, но у них нет экономики. Преподаётся экономическая теория, но это очень неприкладная специальность, как мне тогда показалось. В Могилянке очень много специальностей, но экономика — не их сильная сторона, по крайней мере, на тот момент, когда я поступала. Именно поэтому я решила поступать в Нархоз. Может, сейчас что-то поменялось. Как вариант, можно было рассматривать ещё и Киевский Национальный Университет им. Тараса Шевченко, но их обучение чуть дороже. В Нархоз я поступила на контракт, цена на который была достаточно доступная, особенно по сравнению с КИМО.

— Расскажи, пожалуйста, как ты искала работу.

— В «Большую четвёрку» я попала далеко не сразу. Без опыта работы, как я уже говорила, устроиться куда-либо довольно сложно, и я приняла приглашение на работу в «Правэкс-Банк». Таким образом, 8 месяцев я проработала в банке помощником финансового директора и переводчиком. Я также устраивалась на работу в «Дельта Банк», где проработала всего один день. Это не было тем, чем мне хотелось бы по-настоящему заниматься. Моей главной целью оставалась «Большая четвёрка». Для начала я подала резюме в KPMG и…не прошла туда. Сейчас, по истечению времени и поднабравшись опыта, я считаю, что судьба помогла мне с этим отказом, потому что их уровень в профессиональном мире считается чуть ниже, чем у других аудиторов. Также я подавалась в Deloitte, на что они сказали «мы берём только звёзд, занесём вас в список ожидания». Так и не перезвонили до сих пор, — смеётся. – В Ernst&Young набор я пропустила. Я также проходила собеседование в PwC. На тот момент при наборе нужно было пройти  три IQ-теста в общей сложности, куда входит verbal reasoning, quantitative reasoning и тест на знание английский языка. Образцы подобных тестов есть онлайн, если кому-то интересно проверить свои знания. Я была достаточно уверена в себе по тестам, но из PwC мне не отвечали довольно долго. Забегая наперёд, скажу, что тесты я написала в октябре, собеседование проходила в мае, а работать там начала только в сентябре. Для того, чтобы повысить свои шансы, я начала сдавать экзамены CFA (прим. Chartered Financial Analyst) и успела сдать их первых уровень, когда мне позвонили из PwC. Могу сказать, что знание CFA сыграло в мою пользу во время собеседования.

— Скажи, как ты оказалась в офисе PwC в Нью-Йорке?

Знаешь, самое смешное, что в первый же день, когда я попала в офис PwC, я стала уточнять не отправляют ли они людей работать в нью-йоркский офис. В тот момент мне казалось, это могла бы быть работа моей мечты. Внутри компании работает программа международного обмена специалистами под названием «global mobility». По этой программе специалисты командируются для обмена отпытом в другие страны. Отвечая на твой вопрос «как попасть в «четвёрку» и за границу в частности», могу сказать, что у работодателей есть свой рейтинг престижных ВУЗ-ов страны, поэтому выбор ВУЗ-а является весомым фактором в первую очередь. Во-вторых, конечно же, смотрят на опыт, но если вы хотите быть конкурентным на этом рынке труда, то всегда полезно сдавать такие сертификаты, как Association of Chartered Certified Accountants (ACCA),  Certified Public Accountant (CPA), Chartered Financial Analyst (CFA), т.е. квалификации, которые можно получать,  совмещая с офисной работой. Популярный в Украине  Диплом по международной финансовой отчётности DipIFR, кстати, на западе малоизвестен и не ценится. Такую квалификацию придумали больше для стран СНГ. По своей сути  это очень и очень облегчённая AССA, и я бы не рекомендовала сдавать его для выхода на международный рынок труда.

Спустя 3 года после работы в Компании я подала заявление на командирование в Нью-Йорк больше из любопытства. Конечно, я мечтала о нём, да, но в тоже время хотелось узнать возьмут/не возьмут. И меня взяли.

— Насколько я знаю, Компания PwC оплачивает обучение и экзамены для своих сотрудников. Я правильно понимаю?

— Да, PwC оплачивает CPA, CFA и AССA. Более того, PwC в Нью-Йорке настаивает на получении аудиторами сертификата CPA, но если бы у меня сейчас был выбор, я бы выбрала CFA. Дело в том, что для допуска к экзамену CPA в США есть требования по количеству академических дисциплин (прим. англ. credits), причём для каждого штата эти требования несколько отличаются. Ваш диплом оценивает организация под названием NASBA’s International Evaluation Services (NIES). Отправив туда запрос, вам скажут какое количество дисциплин по бухгалтерскому учёту, к примеру, вам не хватает для экзамена. СFA же больше необходим для работы в финансах, а не в аудите, и для данной квалификации требований по кредитам нет. Из отличий при подготовке к сертификации могу сказать, что программа СFA более насыщенна. С таким сертификом у вас будет очень хороший шанс на престижную работу, и вы сможете адаптировать свой диплом за границей.

— Каким для тебя был переезд и с каким настроем ты собиралась в Нью-Йорк?

— Переезжая сюда, надо быть готовым к тому, что вы не будете много зарабатывать. Первый год особенно приходилось экономить и внимательно считать свои расходы. Во-вторых, надо быть готовым к большому объёму работы. В начале работы высокая вероятность получить самых сложных Клиентов, что логично, так как зачем иначе Компания привозила бы людей из-за границы. Это нужно понимать любому экспату. Мне понадобился год для того, чтобы завоевать определённый авторитет и получить клиентов получше.

Я приехала с амбициями, реализовать которые в Киеве было невозможно. Всегда видела себя аудитором Goldman Sachs или J.P. Morgan. Мне хотелось попасть в финансовый центр и понимать, что я — часть этого большого мира, и отчеты, которые я делают, публикуются на фондовой бирже, их видят миллионы людей и миллионы людей интересует эта работа. В Нью-Йорке видела для себя перспективу в том, что получу опыт аудирования глобальных компаний, которые являются ведущими в бизнесе, его акулами. При этом заключения, которые мы выпускаем, имеют значение для инвесторов, на их основании принимаются финансовые решения. В Америке цена на акции после того, как выходит эта отчётность, растёт или падает, случаются огромные скандалы или же она становится поводом для новостей. Груз ответственности состоит ещё и в том, что нас проверяет очень серьёзная организания PCAOB учреждённая Конгрессом для наблюдения за аудитом публичных компаний для защиты интересов инвесторов и общественности при подготовке информативной, точной и независимой аудиторской отчетности.

— Хочу поговорить о PwC. С точки зрения внутренней кухни я знаю, что существенным критерием эффективности сотрудника является наличие регулярных овертаймов. С другой стороны, ваши Партнёры оценивают эффективность того или иного проекта также по количеству рабочих часов, и здесь возникает определённое противоречие: с одной стороны работать надо много, а с другой, не больше, чем определенное количество человеко-часов на проект. Расскажи, пожалуйста, философию компании.

— У PwC в Нью-Йорке огромный офис. Это организация размером в 7500 человек, поэтому обобщать очень сложно, но я попытаюсь. В целом для финансовой индустрии и бухгалтерского учёта это норма, что вы работаете овертайм, и PwC не исключение. Люди знают об этом изначально, когда приходят, и идут на это сознательно. Философия работы PwC заключается в том, что никто не ожидает, что вы будете приходить в 9 и сидеть на работе до 6, когда нет проекта. Понятие гибкости и мобильности — это то, что PwC пытается продвигать здесь в большей степени — вы сами управляете своим временем и выбираете ритм, в котором хотели бы работать. Кстати, когда я жалуюсь о наших часах людям работающим в инвестиционном банкинге, они смеются, потому что в той отрасли нормально работать до 4-х утра. Что же касается второй части твоего вопроса, то в PwC надо быть готовым к тому, что это стрессовая работа, дедлайны, которые нельзя пропустить, сложные Клиенты, а вы – лицо компании и должны улыбаться в любых ситуациях, потому что представляете бренд. Преимуществом PwC является возможность перевестись по окончанию одного проекта на другой или же в другую рабочую группу. Конечно, здесь в значительной степени, как и везде, работает человеческий фактор, но в отличие от других компаний, вы можете получить опыт работы в разных отраслях, в разных командах или даже странах, оставаясь при этом сотрудником одной компании.

— Как бы ты описала свою работу?

— Сейчас для меня это уже больше проектный менеджмент, чем чистый аудит. Я больше времени провожу, общаясь с командой, с Клиентом и менеджером, чем работая в Excel. Это не работа бухгалтера. У меня есть команда, которая постоянно меняет свою форму, Клиент, у которого появляются новые операции, стандарты аудита и финансовой отчётности, которые нужно соблюдать. На встречах с Партнёрами мы вместе обсуждаем важные моменты для бизнеса. Сегодня у тебя один Клиент, одна индустрия, завтра – другая индустрия и специфика. Ещё могу отметить, что здесь особенно чувствуется результат глобализации: у нас был Клиент, представители которого находились Лондоне и Братиславе, мой менеджер на тот момент — в Швейцарии, а я при этом работала в офисе в Лос-Анджелесе, и мы делали звонок между 4-мя странами. Это большой стресс, но и большой адреналин.

— К каким выводам ты пришла после 5 лет работы в этой Компании. Как ты для себя очертила зону комфорта?

— Вообще я убеждена, что главная составляющая успеха — тяжелый труд и тут сложно говорить о комфорте в целом. Принимая решение работать в компании «большой четверки», необходимо быть готовым к большим нагрузкам. Первые четыре года я очень много работала, но горела этой работой, поэтому мне не было слишком трудно. Сейчас появилась возможность делегировать работу, и рабочий график стал заметно лучше.

— На сегодняшний момент, я так понимаю, у тебя есть какое-то количество младших сотрудников в подчинении. Расскажи, пожалуйста, с какого момента ты стала руководителем, какое количество людей у тебя в подчинении и какие критерии качественной работы применяются к аудиторам первого года.

— В PwC руководителем становятся с должности senior associate, т.е у меня в подчинении люди появились 3 года назад. Это группа из 4-5 человек в зависимости от проекта. Моя ответственность в том, чтобы работа была выполнена всей командой, я её проверяю, редактирую и предоставляю менеджеру на проверку. Младших сотрудников мы обучаем. Что же касается критериев оценивания, то для меня важно, чтобы человек задавал вопросы, подходил к задаче с точки зрения профессионального скептицизма, что очень важно для каждого аудитора, а если что-то не успевает, сказал бы мне об этом заранее, был активным.

— Ты видишь разницу между украинским PwC и американским?

— Как я уже говорила, первое отличие в том, что этот офис огромен. Проработав в PwC в Киеве год, я уже знала всех и все знали меня. Это 300 человек всего, из которых 200 — в аудите. Здесь, проработав 2 года, я знакома лишь с небольшой частью сотрудников. В моей практике я не знаю всех Партнёров, например. Во-вторых, здесь люди работают больше часов: больше объём работы и меньше людей ставят на проект. Говоря об особенностях менталитета, я бы сказала, что ньюйоркцы менее терпеливы, амбициозны и их подход к работе довольно жесткий. Люди приезжают в Нью-Йорк, а среди них очень много иностранцев, как ты понимаешь, to make it (прим. англ. — реализоваться, привести свой план в действие). Здесь выражение «время — деньги» практически осязаемо. Когда мои сотрудники разговаривают с кем-то из офиса на Каймановых островах или в Лос-Анжелесе, где всё солнечно и расслабленно, очень заметна разница — никто не спешит. В Нью-Йорке надо «на завтра». Высокое давление, но ради справедливости надо сказать, что такой же подход они применяют и к себе. Ещё тебе такой пример приведу, который меня сначала удивил в Нью-Йорке: в обеденный перерыв люди не сидят в кафе и не кушают в своё удовольствие. Они берут еду с собой и доедают за компьютером. Среди отличий я бы также назвала отношения между сотрудниками. Здесь люди приветливы, дружелюбны, но всегда чувствуется определённая дистанция. Моя украинская модель восприятия людей вокруг заметно отличается – нам хочется дружить. Для американцев же совместная работа – не показатель. К примеру, ты можешь сказать «давайте устроим happy hour» (прим. англ. обед с сотрудниками), что продвигает компания, а сотрудник ответит на это: «Нет, нельзя, пятница. В пятницу я с друзьями время провожу». Для него happy hour – это не отдых, это работа.

— Спасибо тебе огромное за такой откровенный разговор. Желаю тебе карьерных высот и друзей хороших!

Авторское интервью Надежды Рамос